Мое псевдотворчество^^

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мое псевдотворчество^^ » Фанфики » Инквизитор(НМП/МГ, может, СЧ/МГ, рейтинг R)


Инквизитор(НМП/МГ, может, СЧ/МГ, рейтинг R)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Название: "Инквизитор"
Автор: Veleena
Бета: Пока Ворд, моя собственная грамотность и Rapunzel. (ведь я прав, да Хел?)) Может, найдется добросердечная терпеливая бета, которая будет детально все перечитывать перед "выпуском")
e-mail: myzantrop2@ya.ru
Категории: Приключения, агнст, драма (мб), ну и... не знаю, можно ли такое назвать романтикой)
Рейтинг: PG-13 - R (Определиться точно смогу, лишь дописав до определенного места… Получится у меня там вытянуть R  или нет))
Персонажи: Медузия Горгонова, Сарданапал Черноморов, новый мужской персонаж (НМП) - епископ Алектус... Ну и там прочие упоминающиеся служители церкви, конечно, Клепыч (куда мы без него!) и другие герои.
Саммари: Дело происходит в позднем Средневековье. Доцент Горгонова, на тот момент уже почти тысячу лет находящаяся в Тибидохсе практически безвылазно, решает немного развеяться, отвлечься от скучной школьной жизни. Сарданапал, все ещё опекающий её, предупреждает её об Инквизиции, лютующей в лопухоидном мире. Однако Медузия - женщина весьма своенравная и самоуверенная - с шапкозакидательскими настроениями, невзирая на предупреждения, покидает Тибидохс. И, естественно, тут  же находит себе "развлечения"... Ничем хорошим закончиться это, разумеется, не может...
Размер: миди
Предупреждение: Возможная смерть героя, постельные и не очень сцены... пожалуй, пытки тоже будут. Инквизицию описываю, как никак))) Ну и универсальные отмазы - ООС, АУ.
От автора: Всем любительницам «Глебзика» и «Валеночка» просьба развернуться и выйти из этой темы. Нет-нет, можете не оборачиваться! Ни слова о Гро и её мужиках здесь не будет.
Прошу не придираться очень строго к описаниям того времени и характерам персонажей. Я так вижу. И Средневековье пытаюсь изобразить максимально правдоподобно, но с моими отступлениями.  Уж больно хочется.))) В конце концов, я пишу не диссертацию по истории, а всего лишь фанфик)
Заранее прошу прощения за медленное написание прод - мой мозг сейчас занят несколько отвлеченными от фанфикшена темами, так что не обессудьте.

Статус: В работе

-И что мне Инквизиция? Я ведьма или нет, в конце концов? - женщина возмущенно сдвинула брови. Её волосы, в свете свечей отливавшие медью, тихо, но вполне слышимо зашипели,. Сидящий напротив неё за широким столом академик, обреченно вздохнул.
-Похоже, мне тебя не переубедить… Меди, пойми, я бы не стал тебя отговаривать, если бы все было так просто… Не все инквизиторы - лопухоиды. Некоторые - из магов, по каким-то причинам ополчившиеся против своих же… - печально сообщил Сарданапал.- И вот от них-то можно ожидать чего угодно - ведь с уходом в лопухоидный мир магию они не теряют. Об этом я-то и беспокоюсь. Одни магией не пользуются, считая свой дар наказанием, другие же, напротив, используют магию свободно, почитая себя святыми…
Медузия отмахнулась от него, словно от надоедливого комара. 
- Какой бы не был инквизитор… - она недовольно фыркнула.
- Шапками закидаешь? – академика уже начинала раздражать такая самонадеянность. Он схватил какую-то бумажку, лежавшую на заваленном всякой всячиной столе, и нервно начал её мять. Такое поведение ему, человеку невозмутимому, обычно свойственно не было – обеспокоенно-раздраженным его видела разве что сама Горгонова, да и только, но Медузия – женщина на редкость непредсказуемая и своенравная - нередко провоцировала его на несвойственные ему действия. Беседа длилась уже полчаса, но вразумить упрямившуюся  не удавалось. – Я думаю вовсе не о том, как бы подольше задержать тебя в замке под присмотром! Я, знаешь, не Бессмертник, который тебя точно никуда бы не отпустил из опасения потерять столь дорогую вещь – я просто не хочу, чтобы с тобой случилось что-то… непоправимое… - Черноморов был близок к отчаянию. Голову он опустил, уставившись взглядом в стол.
Медузия ядовито усмехнулась. – О да… Какая забота! Мне иногда кажется, что ты и Бессмертник мало чем друг от друга отличаетесь – оба, черт знает с чего, решили, что меня нужно обязательно обложить соломой и убрать в корзинку для дальнейшего хранения – причем каждый обосновывает это по-разному, оба, не спрашивая меня, выясняете, кому же я должна достаться… Это ещё одна причина моего желания отсюда уехать хоть ненадолго - может, вы хоть в мое отсутствие «подумаете о своем поведении»… О том, как мне надоело находиться в одном и том же замке столько лет, я уже говорила. Ну да ты и сам прекрасно понимаешь… – Меди тряхнула собранными в высокий хвост волосами. Пряди разметались по спине и плечам, продолжая шипеть.
- Но ты же совершенно не хочешь меня дослушать! - академик с несвойственной ему прытью поднялся из кресла, оперевшись руками о столешницу дубового стола и таким образом возвысясь над Медузией в целях придать себе внушительности. Под свободной алой мантией "подпрыгнул" живот -  постоянная кабинетная работа давала о себе знать.
- Не все церковные служители ... - начал он.
- Являются такими святошами, как их пытаются показать. Знаю, давно уже знаю, - нетерпеливо перебила его Медузия. Ей явно хотелось побыстрее закончить скучный, по её мнению, разговор.
- Ты абсолютно права, но! Ещё и...
В дверь кабинета внезапно постучали, послышалось рычание сфинкса и короткое ругательство посетителя, затем дверь распахнулась, и в кабинет шаркающей походочкой вошел Поклеп, держа в руках объемистую стопку бумаг. Медузия порывисто вскочила, кивнула академику в знак окончания разговора, пробурчала приветствие Поклепу и стремительно вылетела из кабинета, едва не прищемив дверью подол мантии. Поклеп удивленно проводил её взглядом, потом повернулся к академику:
-Что это с ней?
Академик мрачно поднял глаза на него. Измятая бумажка в его руках превратилась в пепел.
-Да так…  Развеяться хочет.
-И что? Вроде бы у неё нет никаких проблем там, по школе, - Поклеп пошевелил пальцами в воздухе, показывая, где именно «по школе» у Горгоновой нет проблем -  можно бы и отпустить… - он пожал плечами.
-Да это не проблема - отпустить.… Да вот только она явно собирается поискать приключений… И не исключено, что и просто в целях пощекотать нервы - ибо от школьной рутины она очень сильно устала, а значит, нужно выбрать самое опасное действо, которое только можно начать, для большей остроты ощущений – она захочет поиграть с Инквизицией в салочки. А ничем хорошим это кончиться не может. Либо, если повезет ей, лопухоиды лишатся оплота Церкви, либо, в противном случае, мы будем искать нового преподавателя нежитеведения… - Сарданапал вздохнул.
-Ну, я бы ещё поспорил, какое из этих событий вероятнее! – ухмыльнулся завуч.
-Я бы на твоем месте не был столь жизнерадостно настроен. Имя епископа Алектуса тебе знакомо?
Поклеп неопределенно пошевелил бровями, положив стопку бумаг на стол Сарданапала.
- Вот и Медузия о нем тоже ничего не знает. И слушать не хочет, к сожалению. А зря, ой как зря…

Медузия быстро спускалась по винтовой лестнице. Мягкие складки дорогой изумрудно-зеленой мантии хлопали по ногам, обтянутым серыми брюками – в юбке за нежитью и от неё же не побегаешь.  На специальность Медузии также косвенно указывали серебряные накладки на локтях и воротнике кафтана и на носках низких мягких сапог, а также заклепки из того же материала на перчатках, по ребру ладони – нежить не переносила серебро, а при нападениях норовила вцепиться в горло или руки - с целью лишить возможности обороняться, ну а ногами просто удобно пинаться, защищаясь от особо наглых хмырей. Кольцо эльфийской работы с выложенным мелкими чистыми изумрудами узором в виде трилистника - символа таланта и мужества - висело на цепочке под рубашкой. Ветер, свистящий сквозь стрельчатые арки открытой галереи, будто надеялся развязать ленту, которой были стянуты волосы женщины и окончательно превратить в воронье гнездо и без того несколько растрепанный хвост. Мысли Горгоновой и без его помощи пребывали в спутанном состоянии.
Слова Сарданапала нередко заставляли Медузию задумываться о его поразительном сходстве с курицей-несушкой, которая хлопочет вокруг своих птенчиков. Такая забота и привязанность ей льстили и, несомненно, радовали женщину, однако душеспасительные беседы Медузия не любила ещё со времени своего обучения в Тибидохсе. Она, конечно, понимала возможную опасность своего предприятия, Инквизиции, но природное упрямство, желание следовать исключительно своей воле, и, что греха таить, самонадеянность, принимаемая Медузией за веру в себя, заставляли её сопротивляться, в общем-то, здравому смыслу. Собственно, она и не собиралась специально искать опасности, да ведь спрашивать её мнения не будут, если они(неприятности) появятся…

Осенние листья в очередной раз нанесло холодным порывом ветра в кучу мокрого белья. Женщина чертыхнулась под нос, перекрестилась, и мокрыми, красными от холодной речной воды руками принялась обирать сор с выстиранных рубах. Тут же, как на грех, подоткнутый подол серой верхней юбки выскользнул из-за пояса и оказался в воде. Крестьянка спешно вышла на берег, но поздно - юбка по колено была мокрой. Женщина смиренно опустила очи долу, потому что знала, что все неудачи - это заслуженная кара Всевышнего за ее прегрешения. Она прошептала молитву и снова подоткнула мокрый подол, собираясь вернуться к работе, однако её внимание привлек всадник на вороной лошади, несущийся во весь опор по пыльному тракту, пролегавшему по берегу реки, где и полоскались ныне покойно лежащие на берегу рубашки. Широкий зеленый плащ парусом вздымался за спиной наездника. Было заметно, что не из простых крестьян всадник, и не из странствующих наемников: на лошади - дорогая упряжь с серебряными маленькими бубенчиками, недешевое новое седло. Сама лошадь тоже была не из простых деревенских лошаденок – высокая, в меру плотная, изящная, с красиво изогнутой шеей, гордо посаженной головой и стройными ногами. Наездник остановился возле крестьянки. Откашлявшись от дорожной пыли, он обратился к прачке:
-Здравы будьте, почтенная! Далеко ли до Росвайна? – голос женский, но не звонкий, а низкий какой-то, странный, со змеиными холодными нотками.
- И вы благословенны будьте! Не так уж чтобы, мили две, – женщина спешно оправила юбку и поклонилась. – Вы, госпожа, на турнир поглядеть собрались? Говорят, туда откуда только рыцари не съехались…
Всадница еле слышно хмыкнула и откинула с головы капюшон, тряхнув головой. Волосы, у лба перехваченные тонким серебряным обручем, рассыпались по плечам и засияли в свете вечернего красного солнца расплавленной медью.
-Благодарю. Думаю, меня к турниру не допустят… А просто смотреть я не люблю….
-Ну, - крестьянка настороженно улыбнулась, - турнир славный должен быть. Даже епископ из Турндорфа специально приехал, святить участников будут…
Медузия фыркнула.
-Епископ? Попутно с планами на сожжение ведьм, небось? Святить... Знаем таких, святош...
Крестьянка испуганно перекрестилась:
-Что вы говорите такое?! Их даже упоминать опасно - учуют и сглазют, коли что скажешь что… Но искать их будут, да. Нельзя же, чтобы на турнире что случилось… Вчерась вон ходили, проверяли церковники…
-Да ладно! - женщина на лошади беспечно махнула затянутой в тонкую замшевую перчатку рукой. – Что они сделать могут? Сжечь? Так ведь, по словам Церкви, ведьмы с Дьяволом  в друзьях, а у него в аду что? – огонь… Что им страшного-то в этом?...
Её собеседница вытаращила глаза - такую ересь ей слышать не приходилось. Никак, сама эта рыжая - ведьма!
-Благодарю за помощь! – Медузия, не обращая внимания на замешательство крестьянки,  сжала коленями бока задумавшейся было кобылы, возвращая её в «боевую готовность» и повелительно чмокнула губами. Лошадь фыркнула, под стать хозяйке,  и пошла рысью. Все ещё задумчивая, прачка выпрямилась и, приложив ладонь ребром ко лбу, посмотрела вслед всаднице. Через минуту наездница скрылась в близком леске.

Город, располагавшийся за лесом, радовал неслыханным доселе гостеприимством ярмарок, зато поражал зловонием помоев, регулярно выливавшихся на головы неудачливым прохожим, и невиданным количеством народа на улицах. Близость турнира вызвала наплыв зрителей, а значит, и торговцев -  так что городская площадь оказалась густо заставленной всевозможными лавками.  Ровные торговые ряды, которые являлись предметом гордости города, смешались и превратились в беспорядочный рой сновавших в поисках покупателей торговцев, бойких «калек», заунывно просящих милостыню, и шныряющих между важных купцов воров. Лошади фыркали в стойлах переполненных гостиниц и у коновязей таверн, прядая ушами в надежде отогнать надоедливых ленивых мух, засыпающих на лету - середина осени давала о себе знать.  В тавернах было не продохнуть от густого тяжелого чада, исходящего из печей, и вони от посетителей – да и не протолкнуться, в общем-то, тоже, ибо этих посетителей было великое множество.
Медузия спешилась, пристально оглядывая прохожих – мало ли что, желающих разжиться чужим добром вокруг было немало, а женщин на улице, тем более так явно показывающих свой достаток и не имеющих сопровождения, намного меньше. Магию применять было бы вопиющим головотяпством, тем более что сработать оповещающее заклинание могло просто от случайного прикосновения, которые в давке случались довольно часто, а расхлебывать последствия внезапно затрубившего рога в планы Медузии не входило. Этот город она собиралась миновать, не задерживаясь, однако судьба распорядилась иначе. Тем более что предстоящий турнир предполагал возможность немного развеяться и повеселиться… Медузия спешилась. Медузия, поразмыслив минуту, приблизилась к одной из менее забитых таверн – похоже, там могли посидеть без особого ущерба для кошелька только богатые люди. Из открытой двери пахнуло жарким духом печеного мяса и вина. Медузия оглянулась по сторонам в поисках конюшего. Поводья выхватил из рук выскочивший из-за её спины проворный мальчишка. Медузия подняла брови – совершено это было довольно-таки бесцеремонно.
- Госпожа, всего серебрушка! Овес и отдельное стойло для вашей лошади! – мальчишка быстро вытер нос засаленным рукавом и протянул руку за деньгами. Горгонова презрительно хмыкнула, сунула руку в висевший на поясе кошелек и кинула парнишке медяк.
-Но… - конюший недоуменно посмотрел на монетку в своей ладони. – Я же про сере…
- Вежливее быть надо. А значит - не вырывать из рук поводья. Может, я и не собиралась здесь останавливаться, -  наставительно произнесла она. – Да, и ещё! – бросила она вслед уже развернувшему лошадь к стойлам мальчишке. -  Будет плохо вычищена или овса не доложишь – заберу и это.
Женщина круто развернулась, подобрала полу плаща и вошла в таверну. Немногочисленные посетители, сидевшие отдельными компаниями и переговаривавшиеся между собой – явно какие-то купцы, судя по одежде и разложенным бумагам и деньгам - на вошедшую никакого внимания не обратили. Она спокойно прошла к одному из чисто выскобленных столов, и устало опустилась на стул. Ноги гудели от длинного перегона, в ушах звенело от гама, царившего вокруг. В Тибидохсе, несмотря на обилие боевых магов-наемников, обитавших на форпосте, и учеников, так шумно было разве что на обедах и ужинах в зале Двух Стихий. Медузия опустила голову на сцепленные в замок пальцы высоко поднятых рук и оглядела убранство таверны: стены, увешанные связками чеснока, как гирляндами, непонятно чьи рога над камином, аккуратные столы и лавки; два окна были забраны слюдой, вместо традиционного бычьего пузыря – показатель того, что у хозяина дела идут более чем хорошо, несмотря на немногочисленность посетителей; парочка довольно грубо намалеванных картин изображала что-то на вопиюще-нецерковную тему.

0

2

Горгонова вытянула ноги и блаженно потянулась – кажется, в затекшей спине что-то хрустнуло, но Медузии было ровным счетом наплевать. «Борода Мерлина… Неужто я не в Тибидохсе, и сегодня вечером можно будет, скажем, ознакомляться с местностью, а не разгребать Сарданапалову макулатуру?.. Нет, в жизни все ещё есть что-то хорошее!..
К Медузии «подплыла», покачивая пышными бедрами, светловолосая подавальщица лет 28-ми и поприветствовала посетительницу. Улыбка её была весьма милой, но будто приклеенной – глаза её выдавали с головой, было совершенно ясно, что она просчитывает, сможет ли Медузия расплатиться, а попутно пытается вычислить, кто она такая может быть – на купчиху-то особо не похожа… Хотя кто их, торгашей, знает? К тому же интуиция подсказывала, что с этой богачкой – а другие в таверну дедушки Илариуса не заглядывают (но и обслуживание там на соответствующем уровне) – явно что-то нечисто…
Чем дольше полная подавальщица напряженно вглядывалась в лицо Медузии, тем шире становилась донельзя ехидная улыбочка, расплывавшаяся по бледным губам преподавательницы нежитеведения. Горгонова выпрямилась на стуле, словно за учительским столом, не менее внимательно глядя на женщину. Наконец Медузия не выдержала – если бы светловолосая толстушка продолжила умственное напряжение, Горгонова бы расхохоталась в голос – такое сосредоточенное лицо у неё было.
-Быть может, вы расскажете, чем здесь сегодня можно ..ммм… подкрепить силы? – намекающе  спросила Медузия. Подавальщица, будто опомнившись, встряхнула головой и начала перечислять. Медузия уточнила пару моментов, сделала заказ и опять развалилась за столом, абсолютно неприличествующим её «статусу» образом закинув руки за голову, а ногу на ногу.

0


Вы здесь » Мое псевдотворчество^^ » Фанфики » Инквизитор(НМП/МГ, может, СЧ/МГ, рейтинг R)